Прекрасен и Умен (skytell) wrote,
Прекрасен и Умен
skytell

Categories:

[larp] Возвращение капитана Блада: полный отчет с картами

Если кто не хочет читать о провале организации и о жизни на островах, игра началась в пятницу вечером, читайте сразу оттуда.

Общая карта островов с Волгоградом
Карта полигона с лагерями и пояснениями

Квента персонажа
барон Александр де Праве (39 лет)
Из обедневшего дворянского рода, из тех, что занимаются военным делом. Для определенности скажем, что был морским офицером и занимался сопровождением торговых кораблей в Средиземной море.
Около 12 лет назад организовал экспедицию для колонизации какого-то там очередного острова на Карибах. Под это дело разом получил звание капитана 1го ранга (capitaine de vaisseau).
С колонизацией как-то не задалось, возвращаться было бессмысленно. Если вообще были и остались какие-то мирные колонисты, высадили их в уже организованных колониях (по желанию). Остальные занялись каперством (скажем было 3 корабля).
Где-то лет 10 назад помер предыдущий начальник порта, может даже был убит в "пьяной драке"(tm). Я подсуетился и занял пустующую должность. Корабли передал своим капитанам 3х рангов (лейтенантам).

Среда
Я решил ехать в Волгоград на автобусе – быстрее чуть ли не в два раза поезда и билет проще купить. К моему удивлению, автобус больше никто не выбрал в качестве транспорта. С другой стороны чему тут удивляться? Я бы и сам не выбрал, если уже не имел опыта езды на междугородних автобусах по Египту. Скажу вам – по России хуже ездить – духота и народ какой-то смурной. :)
Часов в десять был рядом с вокзалом Волгограда, где меня и встретили. На самом вокзале тусила группа игроков. Я приехал исключительно вовремя – некоторые торчали там с шести утра. Дара забрала взнос, сказала как доехать до станции парома, примерно указала на карте где Тортуга. Ваще нам предлагалось добраться до Ямайке (лагерь самый ближний к городу) и там ждать до вечера, пока нас некий мастерский транспорт не доставит до лагеря.
Собрав всех, кто намеревался осесть на Тортуге, мы двинулись в путь. На паромной станции мы встретили несколько игроков приехавших с полигона в магазин. Они рассказали, что еще со вчерашнего дня большинство приезжающих мелкими группами сползается на Ямайку и там ждет чуда с неба. Говорят там осел и Блад. В дальнейшем этот лагерь был нами условно назван "Ямайка-сортировочная" (1).
Ехать туда показалось лишним (только время зря терять), наняли катер, поплыли к месту где должна быть Тортуга (Джек Воробей с командой, Я (начальник порта Тортуги), Джереми Питт (штурман Блада)). Высадились на небольшом пляжике (2) и двинулись в разведку. Честно говоря, обнаружить что-то по примерному тычку в карту многолетней давности в месте, где постоянно меняются протоки, сложно. Шлепнулись на первой достаточно подходящей поляне с удачным местом на берегу для строительства форта. Поставились. Устроились.
А теперь нужно наконец искупаться. Четверо из нас (кстати, всего нас было девять) решили переплыть на другой берег. Не знаю уж, то ли они раньше рек не переплывали, то ли позабыли все, но поломились дружно строго перпендикулярно течению. Идиеты! Одного чуть нафиг не унесло, по счастью выплыл таки назад, другой более вовремя повернул к берегу. Двое таки переплыли, но о них позже.
Я решил произвести более глубокую разведку и нашел таки место, где планировалась Тортуга (3)! Удобная бухточка (и спуск к воде для купания) почти без течения. Дальше обрывистый берег – нормальный подъем к городу только один. Мыс для горного форта – с одной точки простреливается все подходы. Приятный водоворотик. Большущая поляна, напоминающая саванну (редкие сухие деревья, сухая трава, солнце) – здесь можно построить отличный карибский городок. Тенистые кустики вдалеке – для пожизневого лагеря. Аутентичная виселица (старая-старая тарзанка на сухом дереве) – чучела вешать.
Переставляемся. Устраиваемся. Дело к вечеру. Игроков кроме нас не видно, мастеров не видно, обещанных для игры ялов не видно. Ничего не понятно. А игра по идее должна начаться завтра днем.
С другого берега (5) приплывает байдарка, привозит обоих наших пловцов. Хоть какая-то с них польза. Оказывается там стоит команда из 10 человек (Калуга), тоже пираты, тоже на Тортугу.
Сажусь в байдарку – плыву к ним. Песчаный пляж, тент, сбиты столы, скамейки. Ребята здесь со вторника. Оказалось перепутали берег когда забрасывались, теперь не переправится пока наконец ялы не подойдут. Хотя бы один.
Говорят, что чуть выше нас (4) высадились ребята из Астрахани. Но по берегу пройти сложно – там очень густой лес. Отплываю на байде туда. Вятко с отрядом пехоты (испанцы) и моя портовая лавка (ура-ура!). Чисто временный лагерь. Спуска к воде нормального нет, пляжа нет. Народ даже палаток не ставит. Тоже со вторника здесь. Остановились именно в этой точке, поскольку только здесь к берегу смог подойти паром на котором они плыли (очень много вещей).
Обсуждаем сложившуюся ситуацию. Течение на реке явно сильнее чем предполагалось (вверх очень тяжело будет на большой лодке плыть); собственно лодок нет и похоже толком не будет; заезд мастерами не обеспечен и игроки разбросаны по полигону неясным образом. Особенно повезло Тортуге – заявленные 98 человек где-то раскиданы по локациям (кто с кем заезжал, тот там и встал).
Единственное решение – собрать всех в кучу, ибо изначально предполагаемые лагеря излишне дали друг от друга, учитывая сложившиеся условия. Вятко успел обойти весь остров и самым лучшим местом полагает отмеченную синим зону – много мелких проток, островки и полуостровы, все близко. Можно даже с 3мя лодками играть, особенно если еще плотов навязать. Значит план – перевезти всех туда. Поздним вечером ожидается Ратимир, поговорим.
Темнеет. Байдарка возвращает меня обратно и плывет к себе. Делюсь новостями с народом.
Часам к одиннадцати-двенадцати приплывают две моторки – на них пират Натаниэль Хагтроп с командой (человек 10-12) и собственно Ратимир. Все дружно ставятся.
Где-то к часу ночи топаем через лес к Астраханцам (я, Ратимир, Натаниель). Беседуем. План предварительно всех устраивает. Ратимир и Вятко отправляются смотреть синюю зону, мы домой – спать.

Четверг
Ратимир уезжает рано утром дабы договорится с МЧС, что бы они перевезли на своем катере весь народ куда нужно. Поскольку где-то вдали какие-то лагеря уже отстроили форты и переезжать не собираются, ночной план отменен и мы переезжаем к ним. Ну и ладно, нам не впервой. Постепенно сворачиваем лагерь, собираем рюкзаки и ждем.
Костер потушен, все убрано, воду кипятить не в чем и не на чем. Даже пиво кончилось (это ужасно, все пьют пиво, а я его не люблю, но воды нет – приходится пить). Принялись за воду прямиком из Волги. Сначала я пил ее просто так. Потом мы решили кинуть в нее немножко марганцовки, и я пил ее с марганцовкой. Потом решили кинуть туда еще несколько таблеток активированного угля, и что бы мусор не попадал в чашку, процеживать воду через тряпочку. Что ж, я пил воду из Волги и таким способом.
Лагерь на другом берегу какой-то белый катер постепенно вывез. Но нас так никто и не забрал. Весь день отдыхали, купались, загорали, махались для тренировки шпагами, дурачились. Развили легендарику о водовороте и скрывающемся под ним кракене.
К вечеру приехали еще четыре человека в команду Джека. Снова поставили лагерь. Стреляли из привезенной пушки – тестировали.

Пятница
Как оказалось МЧСовцы перевезли всего две команды, потом им кто-то нагрубил, и они обиделись. Хотя мы как-то не верили уже, что нас заберут, некоторые снова начали собираться. Пока ждали, наняли моторку и послали гонцов в магазин.
Наконец-то прибыл корабь. Да, целый здоровый корабь. Все в него влезли. И посланцы как раз подоспели – привезли кучу пива и нифига минералки. Ужасно.
Как выяснилось, Калужских ребят перевезли на Кубу (8), откуда они пешком перешли протоку (в том месте максимум по пояс) до (6), где встали лагерем. Нас подвезли туда же.
Берег обрывистый, как-то перекинули вещи, взобрались... Выжженная пустыня. То ли год назад, то ли даже недавней весной, здесь был пожар. Из земли торчат острия стеблей обгоревшей когда-то травы, редкие деревья лишь немного припорошены листвой и почти не дают тени. Калужские почему-то встали прям там, впрочем с тентом нормально, хотя палатки по любому на солнце оказываются.
Воробей и Хагтроп двинулись дальше по берегу к краю выгоревшей зоны (7). Я остался на месте – размышлять. При отсутствии порта и вообще жителей на Тортуге кроме пиратов, моя роль представлялась ненужной. Решил организовать вместе с народом из портовой лавки голландскую деревушку недалеко от Кюрасао. Стал их дожидаться.
Корабль с Астраханцами подошел на разгрузку к Кубе. Я марш-броском форсировал протоку, дабы все согласовать. Идея принята, двинули с владельцем лавки (м-р Виндшейп) на разведку. Наткнулись на рощицу (9) где-то кто-то давно сколотил из веток стол и скамью. Кюрасао (10) оказалось гораздо ближе, нежли я думал. Располагалось рядом с болотом, и у берега реки вода была стоячая, покрыта тиной.
Далее были долгие споры где встать. Я раньше думал, что я параноик. Я ошибался – до паранойи Виндшейпа мне еще болеть и болеть (в Астрахни, говорит, такие игры, что если ты не болен – то уже мертв). Он хотел встать в Кюрасао. Типа испанцы придут, всех убьют. Насилу уломал таки встать отдельно в роще со столом. Хоть до берега не близко по пляжу шлепать, но зато вода нормальная. Когда в последствии наши бывали в Кюрасао, то неизменно радовались, что мы встали в роще.

Как-то все собирались играть французов и становится голландцами не хотелось. Постепенно у меня созрела отличная системная идея, объясняющая заодно и ситуацию с разбросом пиратских команд.
Злобные Испанцы в очередной раз подошли флотом и разгромили главный порт Тортуги вместе с горным фортом. Досталось им это не дешево – большинство кораблей вернутся не смогли (оправдывает отсутствие лодок).
Сын губернатора – Анри погиб при обстреле. Сам губернатор, Бертран д'Ожерон, ходят слухи, не вернется из отлучки в Европу – там его хватил удар. Мадлен во время нападения испанцев по счастью гостила в Кюрасао. Люсьен с женихом давно уехала на родину.
Я же был вынужден героически отступить. Закинув на плечо какую-то крайне милую раненую девицу и прихватив сундук с золотом, я погрузился на баркасик, укрытый на всякий случай в укромной бухточке. В вскоре в трюме обнаружился спрятавшийся там индеец. Известный мне индеец – раб Виндшейпа. Тут же припахал его к делу (грести?).
На баркасе далеко не уплывешь, но по счастью я встретил корабль возвращающийся из Европы с товарами для портовой лавки Виндшейпа. Помимо него там оказались: его рабыня (?); его племянница Анастасия; бегущая от гонений излишне хорошая гадалка Катриона; юноша Рауль, жаждущий приключений (который, как я позже выяснил, на самом деле был девушкой).
В этой приятной компании мы попали в шторм и оказались выброшены на побережье Кубы. Соорудили домиков из остатков корабля, и самое главное – построили лавку, куда сгрузили товары.
Сундук я прикопал где-то на песчаной косе. И на случай неожиданного появления макроэкономики, я имел право выписывать векселя от имени Вест-Индийской компании.
Обычно не много пиратских судов стоит на рейде в порту Тортуги – больше времени они проводят в море. Возвращаясь, пираты находили лишь безлюдные, выгоревшие развалины. И были вынуждены скрываться в других бухтах острова, организуя небольшие временные базы (это объясняло наличие многих пиратских лагерей на Тортуге).
Таким образом остров где мы были раньше оставался Тортугой, (3) объявлялся разрушенным главным портом, а (6) и (7) – временными пиратскими базами.
Тема была распространена по всем командам и повсеместно признана доигровыми событиями.

В восемь вечера наконец-таки случился парад! Уточнили общую ситуацию (в частности объявили вышеизложенное), спорные моменты в правилах, поболтали, пофоткались. Разошлись по лагерям.
Весь вечер не зарастала к лавке народная тропа. Наше скромное поселение почтил своим присутствием даже лично Вице-король Испании. И Джек Воробей нашел нашу лавку, а заодно и меня (ходили слухи что я умер).
Я рассказал ему подробности атаки злобных испанцев на Тортугу, а он мне впарил шитую белыми нитками историю о спасении Мадлен дОжерон, "найденную оглушенной на пляже". Ах, ну прям благородные пираты. Явное похищение.
– Вы не собираетесь вернутся на Тортугу и вновь приступить к своим обязанностям?
– С радостью! Как только на Тортуге вновь появится порт.
Далее Джек рассказал мне, что пираты планируют напасть завтра на Кубу. Отличная идея! Конечно я желаю поучаствовать! У капитана есть информатор на Кубе, встреча запланирована на 8 утра, значит штурм будет примерно в 9. До завтра!

Ночью я, в компании прекрасных дам, отправились искать таверну, в которой подавалось бы вино. Кюросао оказалось как обычно пустынно, жителей в городе не наблюдалось вовсе, не то что таверны. Этот город в дальнейшем посещался лишь ради церкви, единственной в ближайших окрестностях.
Далее мы двинулись на Кубу. А надо сказать, в случае прихода испанцев в нашу лавку, для конспирации, мы решили именовать друг друга произвольными испанскими именами (мы вспомнили с ходу всего 3). Типа мы испанцы потерпевшие кораблекрушение. Себя я просил именовать дон Педро. Поскольку меня постоянно кликали "вашей милостью" и "господином бароном", меньше чем доном быть было нельзя. Ну а раз дон, то значит и имя должно быть длинным, и креативная группа объединила все три.
Куба встретила нас проемом в стене в качестве ворот, перед которым была вырыта яма ров. В проеме виднелся весьма плохонький переносной мост и бравый стражник. Мы объяснили, что желаем посетить кабак, если таковой имеется.
(стражник, подозрительно)
– А кто вы собственно такой?
(я, гордо)
– Я дон Педро Хулио Гомес! Мы потерпели кораблекрушение чуть дальше по берегу.
(выкрик из бойницы)
– А вашу мать звали случаем не Кончитой?
(проклятье! я не придумал имена родителей! подыграю)
– Как вы догадались?!
(выкрик из другой бойницы)
– Эти люди похожи на пиратов!
(я со смехом, поддерживаемым девушками)
– Я и эти милые дамы? Это смешно!
Кажется кто-то что-то сказал стражнику, отчего тот стал очень любезен. "Таверны нет, но у них есть все, что можно там получить". Мы несколько раз интересовались наличием вина, на что страж постоянно отвечал "есть все". Это было исключительно подозрительно. В итоге он раскололся, что "вино у них есть, но нам они его не дадут". Мы оскорбились, а Катриона неожиданно вспомнила, что у нее осталось где-то в запасах бутылочка.
Которую мы и распили по возвращении, на сон грядущий.

Засыпая я думал, что стоило бы забить на информаторов и штурмовать Кубу с 6ти утра (начало боевого время), и что если завтра пираты не победят, то зайду еще раз ночью, и буду вызывать испанцев на дуэль пока они не кончатся, или я не умру. :)

Суббота
Утренний сон был несколько омрачен редкими звуками стрельбы и неразборчивыми криками со стороны Кубы (начиная как раз с 6 утра). Долго гадали что сие значит. На штурм не похоже – уж больно мало стрельбы, предположили, что учения, хотя зачем начинать так рано? Под эти звуки проснулись, искупались, позавтракали...
Часам к 10 решили наконец выступить в поход и посмотреть, что же происходит. Группу приключенцев вновь составили я и несравненные дамы.
Как выяснилось, это все же был штурм. Шел он примерно так: пират с пистолем поднимался к стене и стрелял в щели между бревнами, оттуда его пытались уколоть копьем или алебардой. Если попадал пират – раненого испанца лечили в крепости испанцы, если в пирата – тот катился по песчаному склону вниз и там его лечили пираты. Случалось пара прорывов в обе стороны, но без особых успехов.
Штурм шел уже четвертый час и патроны у обоих сторон кончились. Пираты собирали раненых и планировали отступать на обед. Дочка губернатора, расстроенная чем-то, пыталась из пушки попасть по Джеку Воробью, но тот ловко уворачивался от ядер, чем подтверждал известную пословицу.
Я и дамы некоторое время созерцали творящийся бардак с подобающего расстояния. Но я не смог сдержать свой боевой пыл, и не смотря на просьбы дам не ставить себя в опасность (слишком близко мы к Кубе – могут потом прийти и отомстить) решил атаковать.
Поднявшись на половину склона, я принялся демонстративно палить в проем ворот из пистоля – патронов у меня было предостаточно. Бедные испанцы не смогли этого долго выносить. Первым отчаялся адмирал Брумель – он каким-то чудом взвалил себе на плечо стационарную 50тонную пушку и встал в воротах. Я как раз запалил фитиль и ожидал выстрела, наблюдая процесс заряжания орудия канониром. Некоторое время стояла тишина. Наконец мой пистоль выстрелил, и я произвел спешное отступление. Вслед мне звучал грохот орудия и разрыв ядра.
Так я имел удовольствие дуэлировать с пушкой. И выиграть ее! Дело в том, что я попал в адмирала, а он в меня – нет. Впрочем его тело все равно было раздавлено тяжелейшим стволом.
Осознав всю безысходность ситуации, испанцы ринулись в масштабную вылазку. Пираты бросили готовится к отступлению на обед и дали им героический отпор. Я лично убил губернатора Кубы, его телохранителя и кажется еще какого-то господина в кирасе. После чего был тяжело ранен. Так или иначе все испанцы были перебиты, а Куба разграблена.
Меня, Воробья и Джереми перевязали девушки и препроводили к лавке. Когда все перешли в себя и набрали сил, господа пираты с сожалением нас покинули.
Я же озаботился подготовкой к приходу мстительных испанцев. Мы решили что если подступят излишне крупные силы этих господ, то лучше мне спрятаться. На случай, если не успею, я для отвода глаз написал крайне циничную статью и повесил ее на нашей доске объявлений. Вот текст как я его помню:
"Сегодня доблестный дон Педро Хулио Гомес был тяжело ранен, защищая Кубу и лично жизнь Вице-короля Испании от нападения пиратов. К счастью, благодаря искусству врачей он уже вне опасности. Со всей присущей дону Педро скромностью и тактом, он направил письмо на родину с просьбой повысить его до чина полковника."
Изначально я думал, что убил как раз Вице-короля (обратите внимание на двусмысленность второго предложения). Впрочем учитывая, что Вице-король вовсе не умер, это упрочило третье предложение. Дело в том, что мое прикрытие было ниже меня на один чин (лейтенантов полно – точно никто не помнит всех имен), и я решил поднять его до своего.

Днем Виндшейп путешествовал в Маракайбо (11) по торговым делам. Там ему нагрубила одна сеньора, а некий сеньор заказал пару своих родственников (и в частности ту самую даму) ради наследства. Виндшейп был рад служить и господин пообещал привести жертвы в нашу лавку.
Он этого не сделал, но они дошли сами. Я согласился помочь Виндшейпу за половину добычи. Господа были крайне интересны – я слыхал их разговор, они удивлялись, какие мирные нынче стали карибы и что их до сих пор никто не ограбил, несмотря на кучу носимых с собой денег и отсутствие эскорта.
Пришли они вчетвером – двое мужчин и две женщины. Мы убили заказанную пару и одно сеньора сверх заказа, ибо он мог сопротивляться оружием. В принципе Виндшейп с индейцем вполне справились. Я лишь контролировал ситуацию, на случай форс-мажора и что бы никто не убежал.
В процессе обыска и закапывания трупов в лавку зашла пара моих знакомых французов. Они особо не взволновались трупами и принялись разглядывать товары. "А вот и новая партия драгоценностей!" – сказал индеец, открыв сундучок носимый убитыми.
Мне досталась часть украшений, которые я тут же раздарил дамам и груда золота (собсно все что было у сеньоров). Оставшуюся сеньору мы отпустили, даже что-то оставили ей из сокровищ. Я бы, честно говоря, не оставлял свидетелей, но уж ладно, это дело Виндшейпа.

К вечеру Рауль сделал предложение Катрионе, та согласилась. Я не стал раскрывать истинную сущность Рауля и мы двинулись в церковь Кюрасао. Увы, но священник давно покинул этот остров (лично я его вообще ни разу не видел).
Пока мы думали как быть дальше, к нам подошли те самые французы и сообщили, что в нашу сторону выдвинулась группа голландцев. Взволнованные историей и плачем отпущенной нами сеньориты, они решили нас убить.
Мы взволновались, сначала думали вернутся обратно окольным путем и устроить засаду, потом решили просто двинуть на Маракайбо, куда все равно собирались (там планировался ночной карнавал). Но голландцы вернулись и уйти далеко мы не успели. Встреча состоялась на побережье Кюрасао.
Я вежливо попросил господ остановится там где они были, направив на них пистоль. И предложил поговорить, они заверили, что иного и не желают. Виндшейп распространялся что-то о том, что выполнял заказ, что эти люди были военными преступниками, что мы не скрываем своей причастности к убийству и даже отпустили невиновную девушку. Смысл речи сводился к фразе "это не ваше дело". Голландцы что-то там отвечали. Меня эти подробности не волновали, и я завершил спор сказав: "Это дело Маракайбо и испанцев, мы не скрываемся, так что не зачем умирать непонятно за что. А если просто хотите подраться, то давайте на тренировочном." Господа сообщили, что претензий больше нет, но от идеи тренировочного боя они отказаться не могут.
Нас было трое: я с пистолем и узким палашом, Виндшейп с длинным кинжалом и индеец с луком и ножом. Их было четверо, все со шпагами. Голландцы побежали, я запалил фитиль, соратники несколько отодвинулись назад. Увы, моя пуля лишь поразила левую руку одного из моих оппонентов, не причинив ему особого вреда. К счастью, я быстро уложил его шпагой. Подоспел второй и еще двое промчались мимо меня. Первый господин несколько задел меня примерно по щиколотке, и я, размышляя над тяжестью раны стремительно поразил второго оппонента, почти не двигаясь с места.
В некотором недоумении я опустил шпагу, но тут кто-то из дам окликнул меня своим милым голосом: "Господин барон, сзади еще двое." Я обернулся – и еще более удивился, ибо те, что пробежали недавно мимо, уже разобрались с Виндшейпом и индейцем и двигались ко мне. Берег был полог, и они наступали несколько сверху, третий был ближе и я поразил его первым. Он в ответ задел меня в другую ногу, и тут я понял что первая рана вовсе незначительна (вне зоны поражения), но было несколько поздно. В совершенно неудачной позе я встретил четвертого противника. Он наступал ровно с возвышенности, был сухощав, высок и длиннорук. Но видя быструю кончину своих друзей пребывал в панике. Это позволило мне проткнуть и его, правда он меня тоже достал.
Если бы был реальный бой, то итог – все тяжело ранены, но с нами компания девушек, которые нас лечат и добивают вражин, а с голландцами никого. Тем более за ними стоял француз, который признался, что в случае боя с радостью зарезал бы со спины по меньшей мере одного из них.
Как выяснилось позже, стрела индейца тоже попала в левую руку; не помню, поразил ли кого-то Виндшейп. Хотя для меня бой казался неторопливым, а переход от цели к цели – последовательным процессом обусловленным дистанцией, со стороны все выглядело иначе: "тебя обступили четверо со шпагами, мы думали, что уже все, но через мгновение все вокруг уже лежали, а ты недоуменно оглядывался". Жаль переключить фотик на видеосъемку никто не успел.
Тем временем Рауль признался Катрионе в том, что он на самом деле женщина (наверное объяснял почему не стал сражаться). Катриона страшно оскорбилась, так что проблема свадьбы отпала.

Здесь мы разделились. Виндшейп с рабыней вернулись в лавку, остальные пошли на карнавал в Маракайбо. По дороге я расстреливал оставшиеся патроны. Иногда, с риском для жизни, устраивал салют – бросал в ствол последовательно две зажженные петарды – одна выбивала другую и та взрывалась в воздухе.
В Маракайбо я дострелял что было в воздух, покричал "вив ля Франс" в ответ на возгласы "слава Испании". Вместе с индейцем сбросили с прибрежного обрыва пару "бочонков с порохом". Дружненько потусовались, но недолго – неожиданно Мари стало плохо. Я, как уже бывало, отнес ее на плече. Вот только в другой руке не было сундука с золотом, для равновесия. Так что пришлось воспользоваться помощью кстати подвернувшегося Джереми.

Еще в Маракайбо мы встретили убиенных нами сеньоров и сеньорит. Они рассказали нам всю историю – это владельцы некой португало-испанской торговой компании, которой был должен весь Маракайбо. Свою старшую сестру (португалка) и ее мужа (испанец) заказал младший брат. Та девица, которую мы отпустили, была самой младшей сестрой, и, вернувшись домой, она зарезала своего брата (Виндшейп не скрывали заказчика). За это ее посадили в тюрьму и присудили выплатить штраф (в размере долга Маракайбо) и заставили женится на каком-то испанце. У них была интрига о том, какой стране достанется компания, но по условиям наследования, все равно испанцу она не доставалась ни в какой части.

Вернувшись, сразу залегли спать. Все. Финал. Мой сундук мне даже не пригодился. Хотя у меня не было порта, но зато я успешно вспомнил пиратское прошлое, отомстил испанцем и награбил груду денег.

Воскресенье
Выезд был организован вполне оперативно и прошел без проблем.

Пояснения к карте
1. Где-то там была Ямайка
2. Место первой высадки
3. Там изначально планировалась Тортуга
4. Место где высадились Астраханцы (команда Вятко и команда портовой лавки)
5. Место где высадилась команда пиратов из Калуги
6. Первое игровое поселение пиратов
7. Второе игровое поселение пиратов
8. Куба
9. Деревенька которую построил я и сотоварищи на месте крушения нашего корабля
10. Кюрасао
11. Маракайбо
Синяя зона – один из вариантов уменьшенного полигона.
Tags: larp
Subscribe

  • снова о сакуре

    Опровергаю свой недавний пост. В этом году прям отлично расцвело. Почти образцово-показательно. И на буднях никакой очереди, ваще народу можно…

  • Любование очередью любователей сакуры

    Любование очередью любователей сакуры наверное наилучшее развлечение в Ботсаду в первые теплые дни весны. По крайней мере, сама сакура у нас цветет…

  • пушистые результаты климатического оружия

    Невозможно не радоваться белым и пушистым последствиям применения климатического оружия. Даже не смотря на то, что "уже весна". Зима вот…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • снова о сакуре

    Опровергаю свой недавний пост. В этом году прям отлично расцвело. Почти образцово-показательно. И на буднях никакой очереди, ваще народу можно…

  • Любование очередью любователей сакуры

    Любование очередью любователей сакуры наверное наилучшее развлечение в Ботсаду в первые теплые дни весны. По крайней мере, сама сакура у нас цветет…

  • пушистые результаты климатического оружия

    Невозможно не радоваться белым и пушистым последствиям применения климатического оружия. Даже не смотря на то, что "уже весна". Зима вот…